Кем были "ленинские" ходоки

    Многим наверняка хорошо знакома картина художника Серова «Ходоки у Ленина». В прежние времена эту картину можно было лицезреть повсеместно. Особую воспитательную роль это полотно должно было оказывать на сельского жителя, приучая последнего всегда и абсолютно во всем полагаться не на свою семью и даже не на Бога, а на мудрость и заботу всероссийской коммунистической партии большевиков. Так кем же были эти ходоки, которые почти на равных беседуют с вождем мирового пролетариата? Вряд ли я ошибусь, если скажу, что у каждого из трех ходоков в укромном месте была спрятана изрядная кубышка. А в подпоротой подкладке тулупа была зашита не одна радужная сторублевка. Не даром же в глазах ходока, сидящего справа от Ленина, читается вопрос: «Откуда тебя черт принес на нашу голову?». Так кем же в царской России на рубеже двух столетий были эти самые ходоки? Ответить на этот вопрос поможет статья ученого-историка П. С. Крючека «Крестьянские переселения в годы столыпинской аграрной реформы». От себя же автору данной статьи остается добавить, что бедняком и бродягой без определенного места жительства и занятий, никто из ходоков не был. Более того, каждый из них вполне мог иметь в личной собственности огромные по социалистическим меркам земельные угодья. Чуть забегая вперед, скажу, что проезд по железным дорогам необъятной России был для каждого из ходоков бесплатным. Такими завидными льготами в течение всего календарного года не были наделены даже члены императорской семьи.***

В своем научном труде профессор П. С. Крючек, в частности, пишет: «…Реформа 1861 г., освободив крестьян от крепостной зависимости, дала тем самым определенный простор развитию производительных сил, что выразилось также в ускорении демографического роста. Однако к концу XIX в. реформа исчерпала себя политически и экономически. Примерно к 80–90 гг. ХIХ в. обнаружилось несоответствие демографического и
технико-экономического развития. Дело в том, что в земледелии по-прежнему преобладали экстенсивные способы ведения хозяйства. Форма и структура крестьянского хозяйства были таковы, что к этому периоду были исчерпаны возможности сохи и трехполья. По расчетам дореволюционных статистиков и экономистов, трехполье могло выдержать ( прокормить: прим. авт .) примерно 50 чел. на квадратном километре полезной площади, тогда как в западных губерниях на такую площадь приходилось 70–80 чел., что свидетельствовало о большой аграрной перенаселенности. В таких условиях переселение в другие районы страны, преимущественно в Сибирь, стало явлением неизбежным. Так, за 1885–1906 гг. из северо-западных губерний России переселились в Забайкальскую область, Томскую и Тобольскую губернии 194,2 тыс. человек.
…С 6 мая 1905 года, продолжает П.С Крючек, вопросы, регулирующие переселение, перешли под контроль Главного управления землеустройства и земледелия (ГУ-ЗиЗ). Так в сентябре 1906 г. был издан указ о передаче под переселение свободных кабинетских земель Алтайского округа, в 1908 г. – Нерчинского горного округа. 10 марта и 29 ноября 1906 г. были приняты положения Совета министров, предусматривавшие процедуру отправки ходоков для приискания, осмотра и зачисления свободных казенных земель в некоторых районах Сибири и Урала. Данное право предоставлялось всем желающим, независимо от их местожительства или имущественного статуса. Позднее было принято решение сохранить данный порядок и в 1908 г., распространив его на весь Урал. 4 марта 1911 г. Николаем II было утверждено Положение «О порядке ходаческого движения за Урал»…
Прервемся на одну минуту, чтобы заострить внимание на том, что ходоки появились в России на основании Положения «О порядке ходаческого движения», подписанного царем Николем Вторым. Теперь идем дальше.
…Также при организации переселения применялись указ от 9 ноября 1906 г. о праве крестьян закреплять находящиеся в их пользовании земли в частную собственность. Территория Азиатской России была разделена на 12 переселенческих районов с землеустроительными и землеотводными партиями, агрономическими, медицинскими, школьными, дорожными, гидротехническими отделами. Впоследствии переселенческие земли ежегодно распределяли между губерниями и уездами Европейской России по особой предварительной разверстке в виде долей, на которые направлялись ходоки. В строгом соответствии с количеством этих долей выдавались в местах выхода переселенцев ходаческие свидетельства. Технологически процесс переселения состоял из нескольких этапов. На первом создавались организованные ходаческие группы, состоящие, как правило, из домохозяев. Ходок мог отправляться не только от имени одной семьи, но и по поручению сельского общества или товарищества. Таким организованным ходокам выдавались на руки переселенческие свидетельства, удостоверяющие их статус и дающие транспортные льготы. Количество ходоков , равно как и количество запросов от сельских обществ, соответствовало числу земельных долей, определяемых Переселенческим управлением в соответствии с проведенным мониторингом свободных и пригодных для заселения территорий. На втором этапе, в случае договоренностей между ходоком и местной администрацией, на место поселения выезжала семья переселенца или целое крестьянское поселение. При этом и проезд ходока , и перемещение его семьи (в один или оба конца) полностью оплачивались за счет казны. Лица, проживающие за Уралом, могли получать ходаческие свидетельства только при переселении на Дальний Восток. С 1906 по 1914 гг. в Сибирь мигрировало 3772,2 тыс. чел., из которых 3040,1 тыс. – переселенцев и 731,8 тыс. – ходоков. Число обратных переселенцев за указанный период составило 17,4% и ходоков 67,8%. Переселением были охвачены все губернии Европейской России, а также Украины и Беларуси. 4 марта 1911 г. переселение было объявлено свободным, нерегламентированным в любые районы по выбору самих переселяющихся после обязательного осмотра участка ходоками, которые закрепляли землю на новом месте за крестьянами. В случае ухода с места водворения, участок ходока или переселенца сохранялся за ним в течение двух лет
Вновь на минуту прервемся. Ходок, по сути, выступал в качестве полноправного представителя физического лица или же группы лиц, пожелавших получить земельный надел бесплатно. При этом он и себе мог присмотреть такой же участок. Оформление и изменение кадастровых планов было для ходоков бесплатным. Попробуй сейчас, кто-то из современных ходоков оформить участок земли под то же самое садоводческое товарищество, так ему в Комитете по вопросам землепользования за изменение кадастрового плана назовут такую цену, что вся охота в оформлении может отпасть. Теперь о подъемных ссудах, размерах наделов и праве продать или покинуть без объяснения причин, полученный ходоком и переселенцем в собственность земельный участок.
… 5 июня 1894 г. вступили в силу «Временные правила о пособиях от правительства нуждающимся семействам переселяющихся». Они пересматривались и дополнялись в 1896, 1899, 1903, 1909 гг. В окончательном виде они составили закон от 19 апреля 1909 г. «О порядке выдачи ссуд на общеполезные надобности переселенцев». В Сибири и на Дальнем Востоке земля отводилась крестьянам-переселенцам в «частное владение на правах постоянного наследственного пользования». Это был шаг к введению здесь частной собственности на землю. Норма отвода земли в Сибири крестьянам-переселенцам составляла 15 десятин в расчете на одну «мужскую душу». ( 15 десятин - это без малого 16 гектаров земли, плюс три гектара леса. На современный Дальневосточный гектар это никак не похоже: прим. Авт.) При этом семья получала 35–40 десятин земли. ( сорок гектар: прим. Авт. ) Ей также предоставлялось государством единовременное пособие на обзаведение хозяйством в сумме 165 руб. в Сибири и 200 руб. – на Дальнем Востоке. ( цена годовалой телки могла быть равна от 3 до 5 руб. Дойной коровы от 5 до 7 рублей: прим. Авт. ) Государство полностью брало на себя расходы на переезд в Сибирь крестьян и его организацию. Столь льготные условия благоприятствовали быстрому переселению крестьян за Урал. За 1906–1915 гг. за Уралом было отведено крестьянам-переселенцам 36 млн. десятин земли. С июня 1912 г. было законодательно установлено, что кредиты и ссуды переселенцам будут выдаваться в зависимости от особенностей осваиваемого района. По созданной шкале ссуд максимальная трудность района – Приамурье – давала возможность получить 400 руб., 200 из которых – в виде безвозвратной помощи. Также в расчет бралось то, насколько государство заинтересовано в скорейшем освоении региона. Преимущество отдавалось тем нуждающимся, которые производили существенные улучшения участков, либо возводили строения. Всего за 1906–1915 гг. ссуды получили 851,9 тыс. человек. Помощь реализовалась и в натуральном виде, а именно: путем создания инфраструктуры, в виде семян, инвентаря. Все это можно было использовать только в хозяйственной деятельности (продать это в Сибири было некому). Межевые экспедиции не только выявляли новые земли, но и проводили съемки, составляли проекты отвода земель переселенческим хозяйствам и проводили единоличное землеустройство…».

В современных реалиях все это, согласитесь, звучит фантастично. Но подведем итог. Кем же были те гости в
***ленинском кабинете, которых художник Серов назвал ходоками. Ходок мог оформлять в собственность землю своих доверителей, не забывая и о самом себе. Ему достаточно было уметь считать и ставить свою подпись. Всю остальную работу за него делали сотрудники межевых управлений и губернских канцелярий. При этом никто не мешал ходоку отказаться или даже продать через два года участок земли, полученный им от государства в собственность. Ведь огромные деньги, полученные им в виде ссуды, возвращать не надо было. Понятно, что Указ «О земле», подписанный Ленином в 1918 году, мог в одночасье порушить весь прибыльный бизнес сотен ходоков. Но в поисках защиты и совета ходоки явно ошиблись адресом. Доказательством тому может служить тот факт, что после начала процесса коллективизации, огромное количество переселенцев, приехавших на новые места из западных губерний, вереницей потянулись назад - в родные края. Так как на их бывших землях уже всем управляли польские власти, молодых людей советские власти отпускали с одним непременным условием. Они должны были нести в буржуазную страну свет пролетарской правды. Многие, кто под нажимом стал членом ВКП(б), по приезде на родину, оказались в польских тюрьмах. Но это уже другая история.