Рассказы о Беларуси (Глава двадцать пятая) Белка и свисток

РАССКАЗЫ О БЕЛАРУСИ

Глава двадцать пятая

Белка и свисток

Увлекшись рассказом о важных политических событиях, я на время забыл о наших дорогих мальчишках. О Янке, Генусе и Юрке. Но ведь и в их мальчишеских судьбах тоже случались разные важные события.
Отправив донос на Христофора Ивановича в адрес губернатора, наш исправник был уверен в том, что этот “остзейский фрукт” скоро окажется в остроге. Пока же наш исправник попытался целиком отдаться заботам, касавшимся вопросам обустройства его нового дома. Денег на все у него на все не хватало. Вернее, деньги у него были, но раскупоривать свою кубышку Аполлону Игнатьевичу очень не хотелось. В связи с чем его вновь посетило желание потребовать у нашего корчмаря ту сумму, какую тот получил три года назад от пана Твардовского, названного новой российской властью государственным злодеем и сгинувшего на одной из уральских соляных шахт.
Едва заступив на свою должность, наш исправник уже тогда предупреждал дядьку Макея о том, что, если тот не станет писать доносы на своих односельчан, то Аполлон Игнатьевич конфискует его корчму и потребует с него всю сумму панского кредита не в рассрочку, как он это делал до сих пор, а сразу. Теперь, как казалось нашему исправнику, этот момент настал. Ведь за весь истекший год дядька Макей не написал ни одного доноса. Да и мальчик Генусь, которого Аполлон Игнатьевич с той же целью устроил на работу в корчму, тоже в этом плане особым рвением не отличался.
Приняв решение о конфискации корчмы, наш исправник стал думать о том, под каким правовым соусом будет лучше подать дядьку Макею это «трудноперевариваемое блюдо». В это время в его кабинет, предварительно постучав в дверь, вошел урядник Петр Иванович.

  • К вам мальчишка какой-то проситься, - доложил он. - Говорит, что пришел с важным известием.
  • Как его имя? - спросил исправник.
  • Вроде бы, назвался Генусем.
  • Пусти, - приказал уряднику исправник.
    Зайдя в кабинет исправника, Генусь остановился перед его столом и, потупив глаза, молча переминался с ноги на ногу.
  • Какое известие ты мне принес? - спросил у Генуся исправник.
  • Важное, - обернувшись и взглянув на урядника, стоявшего позади него, ответил Генусь.
  • Говори, - приказал Генусю исправник.
  • В корчме какой-то пьяный дядька ругается с вашим отцом Иваном, - не спеша произнес Генусь.
  • И это ты называешь важным известием? - вперив свой взгляд в мальчика, спросил у него исправник. - Если ты станешь мне докладывать обо всех скандалах, то я только тебя и стану с утра до вечера слушать. Ни на что другое у меня времени не останется.
  • Этот пьяный дядька ругает русскую царицу, - сказал Генусь.
  • Что за дядька? Как его имя? - проявив живой интерес к сообщению мальчика, спросил исправник.
  • Имени я не знаю, но часто встречал его на улице. Он любит ходить с палкой в руке, - сказал Генусь.
  • Хромой что ли? - спросил исправник.
  • Нет, просто он любит ходить по улицам с палкой в руке, - ответил Генусь.
  • Палку мы у него отберем, - уверенным тоном произнес исправник. - Так что он говорил про русскую царицу?
  • Можно мне вашей водички попить? - указав глазами на стеклянный графин, спросил Генусь.
  • На кухне не мог напиться? - спросил исправник. - Говори, давай!
  • Этот дядька сказал отцу Ивану, что его тут с его косматой бородой никто не ждал. И лучше бы ему отправляться назад под юбку к своей русской царице. Царицу этот дядька назвал словом, которое мой батька запретил мне говорить.
  • Мне он это слово скажет, - сказал исправник. - А отец Иван, что ему на это ответил?
  • Отец Иван ему сказал, что ему самому очень тошно в наших краях быть. - сказал Генусь.
  • Ну это отец Иван специально так сказал, чтобы разговорить мерзавца, - сделал свое заключение исправник. - Теперь слушай меня, - обратился исправник к Генусю. - Сейчас ты вернешься в корчму и займешься своим делом. Когда в корчму войдет Петр Иванович с двумя стражниками, ты им укажешь на этого дядьку. Только не рукой, а одними глазами, чтобы дядька не заметил. Ты все понял?
  • Понял, - сказал Генусь. - Только дядька этот и так ничего не заметит, потому пьяный он очень сильно.
  • Ты никак учить меня вздумал, сопляк! - закричал на Генуся исправник. - Иди и работай!
  • А деньги, которые вы мне обещали за мою работу, - продолжая стоять на месте, сказал Генусь.
  • Будут тебе деньги! - прокричал исправник. - Будет вам всем тут и белка, и свисток!
    Если говорить о белках, то их в наших краях и без новой власти всегда хватало, чего нельзя сказать о полицейских свистках. Но наш исправник, отрядив полицейский наряд в корчму, думал совсем о другом.
  • Каков мерзавец этот корчмарь Макей, - думал исправник. - В его корчме заговоры зреют, а он моему человеку вместо показаний сказки рассказывает. Так не видать ему впредь ни денег, ни корчмы. Я его вместе с этим смутьяном в острог упеку. И продержу без еды денька три, чтобы разговорчивее оба стали. А с мальчонкой я зря погорячился. Надо было выдать ему полкопейки. С его помощью мне всегда будет что докладывать в губернское управление.