Рассказы о Беларуси. Книга третья. Предисловие

РАССКАЗЫ О БЕЛАРУСИ
Книга третья
Предисловие.

Добрый день, утро или вечер, уважаемые читатели. Ведь дело не в том, в какое время суток вы начнете читать мою книгу, главное, чтобы время это оказалось для всех вас добрым.
Теперь позволю себе напомнить вам о людях, чьи судьбы легли в основу предыдущих двух моих книг. Писатель - не историк. Историку достаточно правдиво описать события. Писатель же призван описать душевное состояние своих героев, вызванное всеми этими событиями.
Итак, первая книга начинается рассказом о трех мальчиках-литвинах - Янке, Юрке и Генусе. Ко времени первого раздела Речи Посполитой им всем исполнилось по девять лет. По вечерам эти мальчики часто собирались у крыльца нашей сельской корчмы. В надежде получить от корчмаря по паре вчерашних капыток. Дядька Макей, строя свою корчму, мечтал встретить в ней сердечного друга на всю оставшуюся жизнь. Денег на постройку корчмы ему дал в долг наш пан Твардовский. Но самого нашего пана новая власть выслала на соляные шахты в российский город Оренбург за его участие в восстание под предводительством Казимира Огинского. Подавить это восстание добровольно вызвался русский полководец Суворов. В битве при деревне Столовичи бесследно исчезла гетманская булава пана Огинского и вся его денежная казна. Булава пана Огинского была случайно обнаружена в вещах нашего исправника Аполлона Игнатьевича, впавшего в горячечный бред и сгоревшего в своем новом доме, который ему построили наши мужики. В двухэтажном деревянном доме пана Твардовского поселился русский граф Христофор Иванович Скавронский – дальний родственник второй жены русского царя Петра Первого. Имение пана Твардовского было пожаловано ему русской императрицей Екатериной Второй. Будучи по вере лютеранином, Христофор Иванович приблизил к себе нашего мальчика Юрку, мечтая сделать его пастором в лютеранской церкви. Во время восстания под предводительством Тадеуша Костюшко, Христофор Иванович от греха подальше уехал в Санкт-Петербург, забрав вместе с собой нашего Юрку. Юрка закончил лютеранский коллегиум и получил право носить на шее белоснежную полоску. Наш мальчик Генусь очень сильно хотел личной свободе по примеру какого-нибудь цыгана. Но быть бедным цыганом Генусь не хотел, и поэтому мечтал отыскать в земле клад. Янка же, не ощущая до времени своего жизненного призвания, сильно страдал от любви к одной из наших селянок по имени Анна. Проявив себя на царевой службе, Янка получил рекомендацию для поступления в учебный эскадрон Белорусского лейб-гвардии гусарского полка. Прибыв в отпуск, Янка женился на Анне.
Получив звание вахмистра, Янка в составе гусарского соединения принял участие в походе русского генерала Александра Римского Корсакова против французских войск в Швейцарии. Под стенами швейцарского города Цюриха он был пленен французами. И на их корабле вместе с другими пленными литвинами доставлен на остров Мальту. Подружившись в плену с мальтийским рыцарем по имени Салв, Янка смог по-новому взглянуть на многие вещи. Помощь в этом ему также оказала героическая партизанская борьба мальтийцев за свою независимость. Будучи освобожден из плена англичанами, Янка, теперь уже на английском корабле, смог вернуться в наши края. Не имея ни гроша в кармане, Янка за неделю добрался до дома своей жены. Прижав к своему сердцу сперва свою жену, а потом и двух своих детей - трехлетнего сына и годовалую дочь - наш Янка был очень счастлив. И лишь мать Анны мешала бывшему пленнику насладиться домашним уютом. Теща Янки настаивала на том, чтобы Янка на следующее утро, не провожая зря времени, отправился в губернский комиссариат, чтобы встать на воинский учет. Однако, узнав о том, что наш корчмарь - дядька Макей - лежит при смерти, Янка, вопреки советам тещи, рано утром отправился к умирающему.
Дядька Макей накануне приезда Янки сказал своей жене, что он не умрет до той минуты, пока не увидит Янку.

  • Янке я его глаза на нашу жизнь земную открою, а он мне мои закроет», - сказал дядька Макей своей жене.
  • А кто же со всем хозяйством управляется, раз дядька Макей лежит при смерти? - уже стоя утром на пороге хаты, спросил у своей жены Янка.
  • Его жена - тетка Ефросинья, - ответила Анна.
  • Тяжело ей, - сказал Янка.
  • Известно, что не легко при её годах, - ответила мужу Анна. - Но тут еврей один хочет купить у неё корчму.
  • Еврей хочет? - переспросил у жены Янка.
  • Еврей, - повторила она. - Молодой, обходительный такой. Левием его зовут.
  • Ты смотри мне. Молодой, обходительный, - погрозил пальцем своей жене Янка.
  • Так он же еврей, - рассмеялась Анна.
  • А еврей - разве не мужчина? - спросил у жены Янка.
  • Мужчина - это ты, а все остальные мужики, - ответила своему мужу Анна.