Рассказы о Беларуси Книга вторая. Глава десятая. Партизаны

РАССКАЗЫ О БЕЛАРУСИ

Книга вторая
Глава десятая

Партизаны

В конце предыдущей главы я забыл упомянуть одну важную деталь. Перед самым принятием присяги на верность матушке-императрице, из двухтысячной литовской конной дивизии неожиданно исчез Генусь. Тот самый, которому пан майор выдал документы на владение сорока гектарами помещичьей земли. А вспомнил я о нем в связи с тем, что вскоре после своего исчезновения, он вдруг появился в нашем селе. Вместе с ним в наше село пришли двое поляков, имён которых я не запомнил. Четвертым пришельцем был седой старец невысоко роста по имени Аким. Одет этот старец был в лохмотья, а его голова являла собой один большой ком спутанных седых волос. Пальцы на его руках были черны от грязи.
Заметив пришельцев, наши мужики один за другим стали идти к ним навстречу. Была среди них и тетка Ефросинья – мать Анны.

  • Почто старого человека гоните перед собой, как овцу непутевую? - указав на старца, посетовала она.
  • Это шпион, - ответил ей Генусь. - Мы его в лесу обнаружили. В землянке жил и московитам все об отряде докладывал.
  • О каком таком отряде? - спросил у Генуся наш селянин Богуслав.
  • О партизанском, - ответил ему Генусь.
  • Откуда ему взяться? Кто им руководит? Уж не ты ли, Генусь? - спросил у Генуся второй наш селянин по имени Глеб.
  • Всем партизанским движением руководит полковник Якуб Ясинский, а нашим отрядом руковожу я, - ответил Генусь.
  • Раз ты руководишь, так и отпусти старика-то. Ведь не ровен час упадет. Вона уже дышит, что конь загнанный, - попросила за старика мать Анны.
  • Сперва мы его допросим, тетя Фрося, а потом повесим, - ответил ей Генусь.
  • Чем же старый человек стал вам виноват? - не унималась мать Анны.
  • Тем, что он наши позиции в лесу высматривал, - ответил Генусь.
  • Да ты на глаза его посмотри, Генусь, - продолжила просить за старика мать Анны. - Что он таким глазами мог в лесу высмотреть? Да ты его в поле чистое выведи, он в десяти шагах скирды сена не увидит.
  • Ну, хватит меня учить! - вспылил Генусь. - Сейчас мои люди реквизируют у вас в пользу нашего восстания два воза и двух лошадей. За расписками придете ко мне в господский дом. После нашей победы ваша помощь восстанию вам обязательно зачтется. Также говорю только один раз: к той земле, что теперь моя, даже близко подходить не смейте! Кого замечу, того вместе с этим стариком на осине повешу. И скотину, которая забредет на мои земли, тоже не пощажу. А где сейчас дядька Макей?
  • Тут я, - выступая из-за спины Глеба, промолвил дядька Макей.
  • Дядька Макей, соберешь нам еды на десять человек на неделю, - приказал ему Генусь. - За распиской тоже явишься ко мне.
  • На десять не соберу, а на пять человек у меня еды достанет, - ответил Генусю дядька Макей.
  • Двух лошадей и два воза сами к господскому дому мне приведете, - сказал нашим мужикам Генусь.
  • Везет тебе, Макей, на нахлебников, - сказал дядьке Макею Богуслав. - Столько лет исправников двух даром кормил, а теперь десяток новых едоков объявилось. Не узнать стало этого тихого парнишку. Форменным борцом за свободу стал, - провожая взглядом Генуся и трех его спутников, добавил Богуслав.
  • Не скажи, - возразил ему Глеб. - Он и смолоду по вольнице с ума сходил. Клад все хотел отыскать, чтобы ни от кого не зависеть, а другими людьми помыкать. И дождался своего часа.
  • А деда-то бедного, смотрите, так в спину кулаком своим и тычет, - тоже глядя вслед уходящим, проговорила мать Анны. - Освободите вы этого старика, мужики, христа ради.
  • Освободить старика, конечно, можно, но ведь их в отряде десять, человек. Налетят - не отмашемся, - сказал Богуслав.
  • Отмашемся, - возразил ему Глеб. - Мужиков в селе больше.
  • А, если они силы подтянут? – усомнился Богуслав.
  • Если они силы подтянут, то мы у москалей помощи попросим, - сказал Глеб.
  • У врагов помощи просить? - возмутился Богуслав.
  • Если сильно прижмет, то и у черта помощи попросишь, а где сегодня враг, где друг - не понять стало, - ответил Глеб.
  • Нет, мужики, тут миром надо попробовать решить, - вступил в разговор дядька Макей. - Надо им условие поставить. Мы им двух коней, два воза и еды на пять человек, а он нам старика.
  • Дело гуторишь, Макей, - согласился Глеб. - Силой им коней у нас не забрать.
  • Бог вас наградит за то, что вы старого человека от лютой смерти спасете, - сказала мужикам мать Анны.
  • Бог нам коней наших не вернет, - сказал ей Богуслав.
  • Сами наловим, - успокоил Богуслава Глеб. - Война нынче коней по дорогам раскидала. Не ленись - лови.
  • А возы? - спросил Богуслав.
  • Возов жаль, - ответил ему Глеб. - Сколотить новые недолго, но колеса где взять?
  • Коли война вам коней подарит, то она и на колеса не поскупится, - успокоила мужиков мать Анны.
    Поторговавшись, Генусь согласился освободить старика. Дядька Макей повел освобожденного старика в свою корчму.
  • Усадив старика за стол, дядька Макей поинтересовался его именем.
  • Аким нарекли, - ответил ему старик.
  • Какой еды тебе подать, Аким? - спросил у старика дядька Макей.
  • Хлебца и водички, - сказал старик.
  • Может, гуляшом полакомишься?
  • Ни-ни, - запротестовал Аким. - Постник я. Хлеб и вода – вся моя еда.
  • Ни тебя ли я всю свою жизнь здесь жду, - пристально всматриваясь в лицо Акима, промолвил дядька Макей.
  • Не знаю, - ответил ему Аким. - Многое было мне неведомо. Пока не услышал я глас. Глас этот прорек: «Закрой свои уши, Аким, говорить с тобой хочу». А как, живя в миру, закроешь уши? И решил я тогда в лес податься. Вырыл себе землянку, печку из глины сложил, и стал слушать.
  • Кого слушать? - спросил Акима дядька Макей.
  • Его слушать. В лесу других голосов нет, - ответил ему Аким.
    Предчувствия не обманули дядьку Макей. Аким оказался именно тем человеком, ради встречи с которым дядька Макей много лет назад и решил построить в нашем селе свою корчму.
    Через полчаса в корчму зашли трое наших мужиков.
  • Чудные мы люди, - садясь за стол, произнес один из них. Когда нас самих давеча пороли, никто друг за дружку не вступился, а за чужого старика всем миром пошли хлопотать.