Рассказы о Беларуси. Книга вторая. Глава шестая. Сладкое марево

РАССКАЗЫ О БЕЛАРУСИ

Книга вторая
Глава шестая

Сладкое марево

Подойдя к дверям хаты, где жила Анна, Янка на секунду замер. Вернее, замер не он, а его душа. Янка перестал чувствовать свою душу. Ничего похожего с ним раньше никогда не случалось. Даже в недавнем бою, когда русские егеря целились в него из своих ружей.
Дверь ему отворила мать Анны.

  • Ага, сам пришел! - взяв в руку палку, стоявшую в сенях у дверного косяка, сказала она. - Скидай свои порты!
  • Зачем? - глядя на палку в руках у женщины, спросил Янка.
  • Пороть тебя буду! - замахнувшись на Янку, сказала женщина. - Как ты мужа моего плеткой стегал, так я тебя теперь этой палкой лупить стану.
  • Такой палкой только собак отгонять, - ответил женщине Янка.
  • Гоняла собак, а теперь тебя этой палкой лупить стану! Скидай штаны, я тебе сказала!
  • На кого ты кричишь, Ефросинья? - раздался из хаты голос отца Анны.
  • На мучителя - на Янку! - ответила своему мужу женщина.
  • Пусть зайдет, - сказал отец Анны.
    Пройдя в хату, Янка увидел отца Анны, лежавшего в глубине хаты на широкой деревянной лавке. Анна, сидя перед лавкой прямо на полу, держала в своих ладонях правую руку своего отца. На Янку она даже не взглянула.
  • Явился, значит, - посмотрев на Янку, сказал отец Анны. - Если прощения пришел просить, то зря. Нет у меня на тебя зла. Не своей волей ты это делал.
  • Если бы он своей волей тебя бил, то я бы сама его сейчас убила! - сказала мать Анны.
  • С тебя станется, - ответил своей жене отец Анны. - Но не суди о том, чего не испытала.
  • Нет, вы на неё посмотрите! - указав рукой на Анну, все так же громко произнесла её мать. - Уселась на холодный пол, и хоть бы хны! Застудишься, кто будет виноват? Половик хоть по задницу постели!
  • Не кричите при госте, мама, - посмотрев на Янку, попросила свою мать Анна.
  • Верно дочь говорит, - поддержал Анну её отец. - Кто на этом свете много кричит, тот на том свете вечно молчать будет.
  • Языка что ли лишат? - спросила мать Анны. - Так и без языка кричать можно.
  • В камень душу такого человека на том свете переплавят, - сказал своей жене отец Анны. - В бессловесный камень. Блеску много, а сути нет.
  • Ну вас! - махнув рукой, проговорила мать Анны. - Мне со свиньей приятней разговаривать.
  • Вот, иди и говори со свиньей, вы с ней по разуму схожи, - напутствовал свою жену отец Анны.
  • Присаживайся, воин, - сказал Янке отец Анны, когда его жена вышла из хаты.
  • Можно мне на пол? - спросил Янка.
  • Садись, куда хочешь, - сказал отец Анны.
  • Болит? - присев на пол рядом с Анной, спросил Янка.
  • Болит, - ответил ему её отец. - Не то место болит, по какому ты меня плеткой стегал, а душа моя болит. Натерпимся мы все горя, пока паны всю власть между собой поделят. Земли своей нам от них не видать, а зуботычин не оберешься.
  • Завтра опять мужиков пороть будут, какие в ополчение не запишутся? - взглянув на Янку, спросила Анна.
  • Ты же сама слышала, - сказал ей Янка.
  • Я без памяти была, - ответила она ему.
  • Посплю малость, а вы сидите, - отворачивая голову к стенке, проговорил отец Анны.
  • Поспи, папа, мы тихо, - продолжая держать руку отца в своих ладонях, сказала Анна.
    Спустя короткое время, какая-то неведома сила начала властно притягивать голову Янки ближе к голове девушки. Чуть склонившись, Янка коснулся правого виска девушки своим левым виском. Анна не убрала своей головы. Тогда, осмелев, Янка прижался своей левой щекой к правой щеке девушки. Розовое сладкое марево, неизвестно каким образов проникшее в хату сквозь стены, вдруг обволокло их обоих. И за этих сладким розовым маревом уже не нельзя было ничего различить.